21 ноября 2014 года состоялась беседа на тему «Антинаркотическая деятельность в Российской Федерации: криминологические проблемы и их решения»

21 ноября 2014 года состоялась беседа на тему «Антинаркотическая деятельность в Российской Федерации: криминологические проблемы и их решения».Основной докладчик – кандидат юридических наук, доцент кафедры конфликтологии Института философии СПбГУ, эксперт по наркоконфликтологии международной общественной организации «Европейские города против наркотиков» Георгий Васильевич Зазулин (Санкт-Петербург, Россия).

Беседу вёл заместитель президента Клуба А.П. Данилов.

В беседе приняли участие криминологи из Санкт-Петербурга (Россия). Среди присутствующих:

23 студента вузов (РГПУ им. А.И. Герцена: А.А. Бакарева, Ю.А. Белевцова, А.Ю. Зайцева, Д.И. Запрудная, И.И. Захарова, Р.А. Лашин, Д.А. Мухин, Р.С. Тимофеев – все 2-й курс, Е.И. Бекящева, М.А. Пахомова, Е.Г. Пешкова, Е.Е. Федотова – все 4-й курс; СПб ЮИ АГП РФ: И.В. Кирилочкин, А.А. Находкин, Е.А. Никитин – все 2-й курс; Северо-Западный институт управления — филиал ФГБОУВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»: К.С. Ишутина, А.В. Мищенко, А.П. Скарга, А.Н. Ястребов – все 3-й курс; Санкт-Петербургский государственный политехнический университет: О.А. Семернина – 1-й курс; Балтийский институт экологии, политики и права: Р. Чебан; Санкт-Петербургский им. В.Б. Бобкова филиал Российской таможенной академии: Е.В. Василенко – 2-й курс; СПбГУ: Е.А. Крицкая – 3-й курс);

3 аспиранта (РГПУ им. А.И. Герцена: М.Н. Сипягина, – 1-й курс, М.С. Дикаева, А.В. Савченков – 2-й курс);

1 адъюнкт (Санкт-Петербургский университет МВД России: И.А. Носкова);

4 гостей (главный редактор газеты «Трезвый Петроград» А.А. Обросков, журналист Н.В. Кофырин, президент Санкт-Петербургской общественной организации «Движение за освобождение общества от наркотиков» В.В. Иванов, М.С. Никульников);

2 преподавателя (РГПУ им. А.И. Герцена: И.В. Кожухова; Санкт-Петербургский юридический институт: В.Г. Шарыгин);

8 кандидатов юридических наук (НИИ МВД России по Северо-Западному округу: В.С. Харламов; Российская академия правосудия. Северо-Западный филиал: В.Н. Сафонов; РГПУ им. А.И. Герцена: А.П. Данилов, А.В. Комарницкий; Северо-Западный институт управления — филиал ФГБОУВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»: Н.И. Пишикина: Институт права и публичной политики: И.О. Иванов; Санкт-Петербургский академический университет управления и экономики: В.П. Кутина; О.В. Лукичёв);

1 кандидат политических наук  (Северо-Западный институт повышения квалификации ФСКН РФ: О.В. Тепляков);

1 кандидат социологических наук  (Балтийский институт экологии, политики и права: Н.Б. Бараева);

2 доктора медицинских наук (Санкт-Петербургский им. В.Б. Бобкова филиал Российской таможенной академии: Д.Н. Афонин; Государственный университет морского и речного флота имени адмирала С.О. Макарова: Л.Н. Галанкин);

4 доктора юридических наук (РГПУ им. А.И. Герцена: Я.И. Гилинский, С.Ф. Милюков, Л.Б. Смирнов; Санкт-Петербургский им. В.Б. Бобкова филиал Российской таможенной академии: Г.Л. Касторский).

В обсуждении доклада участвовали: Л.Н. Галанкин, Я.И. Гилинский, А.П. Данилов, В.В. Иванов, А.В. Комарницкий, С.Ф. Милюков, А.А. Обросков, В.Н. Сафонов.

Выжимки из докладов.

Г.В. Зазулин (Санкт-Петербург, Россия). АНТИНАРКОТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ:  КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ.

Актуальность темы. Внутренняя. ВнешняяФормальнаяСущностная.

Научная проблема как проблема  выбора: ИЛИ признать вслед за глобальными либеральными силами, что «война с наркотиками проиграна» и следовать рекомендациям концептуальной власти, ИЛИ возразить им, признав наличие проблем в антинаркотической детальности РФ, и  приступить к их решению на основе криминологического понимания её сущности. Объектом рассмотрения является  антинаркотическая деятельность (далее — АНД) РФ, а  предметом — накопившиеся в АНД криминологические проблемы и пути их решения.

Гипотеза исследования.

  1. Наркопреступность является только одной из форм наркореальности и неотделима от других её форм: молодёжного наркотизма, наркомании, наркорынка и т.п. 2. Уголовно-правовая борьба правоприменительных органов с наркопреступностью, возросшей до одного 1 млрд. преступлений в год, не имеет перспектив, если отсутствует антинаркотическая деятельность государства по подавлению всех пронаркотических сил наркореальности [Почти 6% россиян…, 2013]. 3. Антинаркотическая деятельность эффективна в рамках административно-территориального образования, если исполнители лишены возможности подменять объединяющую всех цель (сокращение удельного веса  населения участвующего в НОН) на свою цель — ведомственную. 4. Победа (сведение к минимуму наркопреступности) возможна не только в отдельном государстве, но и на территории отдельного города (муниципального образования), если борьба  с наркотиками является элементом криминологически обоснованной антинаркотической деятельности.
  2. Теоретико-методологическое основание исследования АНД.

О характере соотношения  психоактивных веществ (ПАВ) и наркотиков.

Любой наркотик  всегда является психоактивным веществом, но многие психоактивные  вещества не являются наркотиками. Поэтому нами предложена  типология ПАВ, обладающих в современном обществе статусом товара, в основании которой лежит  воздействие ПАВ на человека и общество.

ПАВ-товары: продовольственные товары; лекарственные товары; товары вредные для здоровья; товары наркорынка, разрушающие общество – наркотики.

Исходя из такого понимания, мы утверждаем,  что наркотики появляются на исторической сцене только тогда, когда потребление ПАВ в целях наслаждения  становится острой социальной проблемой, а не тогда, когда люди стали использовать психоактивные вещества в качестве лекарств, ритуальных средств  или в иных прикладных целях.  Этот социально-философский взгляд на генезис «наркотического» в обществе противоположен представлениям девиантологии о том, что «наркотики сопровождают человечество все известную историю» [Гилинский Я.И., 2013: 325].

Особенности обществоведческого понимания наркотика.

Наркотик — это психоактивный товар, который облегчает (улучшает) инстинктивное существование и уничтожает (ухудшает) ценностную сущность человека и общества.

Данное понятие содержательно соответствует не только веществу, но единству вещества и отношения к нему (вещество как средство труда и быта в традиционном обществе или вещество как средство получения удовольствия в обществе посттрадиционном). Наркотик антагонистичен ценностной сущности человека и общества, следовательно, он априори конфликтогенен. То есть, мы должны заключить, что наркотик предопределяет возникновение некой конфликтной реальности, которую мы обозначим термином «наркореальность».

Мы определяем наркореальность как противостояние пронаркотических и антинаркотических сил, представленных соответствующими политическими, экономическими, идеологическими акторами, конфликтный потенциал которых обусловлен  фазой развития этноса, а также внешними и внутренними социальными факторами, где антинаркотические силы – социальные субъекты, нацеленные на борьбу за сохранение или введение запрета на распространение наркотика, противодействующие распространению наркотиков и пронаркотической пропаганды; пронаркотические силы – социальные субъекты, нацеленные на борьбу за легализацию наркотиков, содействие распространению наркотиков и пронаркотической пропаганды [Зазулин, Ли, 2014: 382].

Причём, соответственно соотношению означенных сил в наркореальности, мы выделяем два её типа:конструктивная и деструктивная наркореальность.

Стремление российского государства изменить наркореальность с деструктивной на конструктивную привело к тому, что в 2010 году оформилось и закрепилось на уровне юридического понятия «новое» направление деятельности  государства. Оно получило название “антинаркотическая деятельность”.

В утвержденной Указом Президента РФ № 690 от 9.06.2010 года «Стратегии государственной антинаркотической политики  РФ до 2020 года» (далее — Стратегия) дано следующее её определение: «Антинаркотическая деятельность – деятельность федеральных органов государственной власти, Государственного антинаркотического комитета, органов государственной власти субъектов  РФ, антинаркотических комиссий в субъектах РФ и органов местного самоуправления по реализации государственной антинаркотической политики» (далее — ГАП). Недостатком данного определения является его отсылочный характер, и узкое отождествление живой антинаркотической деятельности общества, (в которой кроме отмеченных государственных органов, участвуют политические партии, общественные организации, специалисты, журналисты, священники, родители) только с государственной антинаркотической политикой [Фролова и др., 2014: 8-10]. Этот недостаток существенен ещё и потому, что ГАП в РФ всё ещё находится на стадии становления и, судя по Стратегии, пока даже не имеет чётко определённой  антинаркотической идеологии.

  1. Основные проблемы (недостатки) антинаркотической деятельности в РФ и пути их решения.

Большинство проблем, которые будут здесь рассмотрены, обусловлены тем, что в России «основная проблема борьбы с наркотизмом заключается  в том, что борьбу с ним ведут в основном только правоохранительные органы, хотя вести её должны государственные органы» [Майоров, Малинин, 2002: 87].

Для удобства исследования все проблемы АНД разделим на четыре группы и рассмотрим каждую отдельно.

Криминологические ПРОБЛЕМЫ антинаркотической деятельности в РФ
  1. ПроблемыСтратегии ГАП в РФ до 2020 года

 

  1. Проблемы

ФСКН РФ (ГАК РФ)

  1. Проблемы

АНК субъекта РФ

  1. Проблемы

Общ. советов при ФСКН РФ

  1. Проблемы, касающиеся стратегии государственной антинаркотической политики в РФ до 2020 года,  утверждённой Указом Президента РФ № 690 от 9 июня 2010 года.

1.1. Проблемы происхождения документа. Документ не имеет авторов, т.е. не известны профессионалы и учёные с антинаркотическим мировоззрением, которые его написали.  Почему? Их просто нет.  Новую стратегию страны, как политический план подавления наркопреступности и других форм наркореальности никто не разрабатывал. Руководство ФСКН (директор Иванов В.П.) в 2010 году использовало очень старый документ 1999 года – «Руководящие принципы и основные направления деятельности в РФ по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ и злоупотреблению ими до 2008 года». Старый по содержанию документ масштаба одного из «решений совещания» членов Совета Безопасности РФ был осовременен по форме и  неадекватно своей сути назван: «Стратегия государственной антинаркотической политики РФ до 2020 года». Повышение политического статуса посредством утверждения  президентским указом сделало его не уязвимым для критики и устранения недостатков и фактически “требует от нас” в 2020 году такого же понимания антинаркотической деятельности как и в 1999 году. Нанесён вред единству научной мысли и практики, вред развитию антинаркотической деятельности на основе передового отечественного опыта накопленного в регионах и городах (муниципальных   образованиях) России.   Решение этой проблемы – тяжёлый вопрос, который сначала надо поставить перед администрацией Президента РФ. Это по силам научно-экспертному сообществу, например Санкт-Петербургскому международному криминологическому клубу (почётный президент – Шестаков Дмитрий Анатольевич) или  Экспертному совету (председатель  — Ковалёв Николай Дмитриевич) общественной организации «Офицеры России». Стратегические (концептуальные) документы  должны разрабатываться рабочими группами из лучших теоретиков и практиков, а влияние на них органа исполнительной власти, на который ложится основная ответственность за их реализацию, должно быть минимальным.

1.2. Проблемы содержания документа.

1.2.1. Ошибочна структура документа. Она не отражает структуру уровней антинаркотической деятельности в РФ: федеральный, региональный, муниципальный (городской). И главная ошибка в том, что  не выделяется муниципальный (“клеточный”) уровень в качестве основного и решающего ресурса и территории, на которой при соответствующем вкладе региональных и федеральных антинаркотических сил наркоситуация неизбежно должна демонстрировать динамику сокращение количества наркоманов и уменьшение наркопреступности.

1.2.2. Ошибочно определено понятие государственной антинаркотической политики. Понимание сущности антинаркотической политики подменено механической совокупностью уголовной и социальной политик, что препятствует ее институционализации в регионах России [Зазулин, 2013: 158 — 150].

1.2.3. Ошибочно незаконное потребление наркотиков выделено из незаконного оборота наркотиков, как нечто малозначительное и с ним непосредственно  не связанное.  Поэтому теория борьбы с НОН в Стратегии не видит разницы между  прямым запретом потребления наркотиков и косвенным запретом их потребления, т.е. запретом их оборота. Такая «слепота» на практике ведет к отсутствию деления НОН на административно-наказуемый и уголовно-наказуемый и не использованию первого в качестве эффективнейшего  инструмента предупреждения  наркопреступности и  ее снижения.

1.2.4. Отсутствие  понятия «предупреждение наркопреступности» и разъяснения того факта, что оно не тождественно понятию «профилактика наркомании».

1.2.5. Понятие «профилактика наркомании» определено как перечень различных мероприятий, а не как достижение трёх целей. В результате   на практике   имеет место ее имитация и  по сути дела нецелевые траты финансовых средств.

О решении этих проблем речь пойдет ниже, после того, как мы рассмотрим все типы проблем (в разделеIII).

  1. Проблемы, касающиеся  ФСКН РФ (ГАК РФ).

2.1. Проблемы, касающиеся политического управления. Создание  в 2003 году правоприменительного органа статуса федеральной службы с функцией политического управления, поставившей ее выше крупных министерств и ведомств, в долгосрочной перспективе себя не оправдало. Исправление этой ошибки в 2007 году посредством наделения директора этой службы (т.е. ФСКН РФ) полномочиями председателя Государственного антинаркотического комитета РФ (далее — ГАК) еще больше усугубило ситуацию. Теперь вроде и ГАК есть, а политического управления все равно как не было, так и нет.  Более чем за семилетний срок существования ГАК так и осталось не понятно, как он повлиял на деятельность Министерства внутренних дел РФ, Министерства образования РФ? Насколько возрос вклад этих министерств в антинаркотическую политику РФ?

2.2. Проблемы, касающиеся структуры ФСКН.

Наличие в структуре ФСКН целого департамента, являющегося аппаратом ГАК, не только экономически невыгодно, но и ошибочно, так как у ФСКН, как и у любой спецслужбы есть ведомственный интерес, который “транслируется” на ГАК и препятствует ему стать объективным и непредвзятым инструментом подавления наркореальности в России.

2.3. Проблемы, касающиеся структурного конфликта в ФСКН.

Цель сотрудников ФСКН, отвечающих за организацию взаимодействия в сфере профилактики наркомании, ведет к ликвидацию наркорынка вследствие сокращения спроса на наркотики. Цель сотрудников ФСКН, отвечающих за оперативную и следственную работу, требует наличия наркотического рынка в масштабе, позволяющем изымать крупные партии наркотиков. Руководство ФСКН не обеспечило баланс противоположных интересов внутри федеральной службы, а фактически заняло позицию воспроизводства наркопреступности в ущерб организации  ее предупреждения, прежде всего на муниципальном и региональном уровнях.

Решение этих проблем требует осознания пагубности сложившейся в наркополиции  практики и необходимости реформирования этого ведомства в интересах уменьшения наркопреступности. Представляется, что должность директора ФСКН РФ и должность председателя ГАК РФ  не должен занимать один человек, так как это принципиально различные виды деятельности. Одна сугубо управленческая, а другая сугубо политическая.  ФСКН РФ должна быть лишена функции обеспечения  деятельности ГАК РФ. Эту функцию должна взять на себя администрация Президента РФ. И не только потому, что в Стратегии написано: «Руководство антинаркотической деятельностью осуществляет Президент Российской Федерации»,   а потому, что без этого изменения  наркоситуация в России из года в год будет ухудшаться.

  1. Проблемы Антинаркотической комиссии (АНК) субъекта РФ.

3.1. Проблема формальности антинаркотического регионального управления.

Сегодня в большинстве региональных правительств РФ имеется должность «по обеспечению деятельности Антинаркотической комиссии» (в Правительстве СПб даже сформирован  целый сектор). Однако в них ( в правительствах) отсутствуют специалисты, которые по должности ежедневно должны заниматься антинаркотической деятельностью, т.е. контролировать объективные показатели достижения целей антинаркотической политики в городах и муниципальных образованиях региона и содействовать разработке и реализации антинаркотических проектов, внедряющих лучший отечественный опыт [Зазулин, 2013: 144-147].

Ценный опыт мэрий Екатеринбурга, Перми и Ставрополя, создавших отделы по координации антинаркотической деятельности, но вынужденных через несколько лет их расформировать из-за отсутствия юридических полномочий, не оценен и на региональный уровень не перенесен [Зазулин, 2013: 302-303].

Из этих недостатков вырастает целый кластер проблем. Отметим только три основные:

3.1.1. Проблема отсутствия объективного контроля субъектом федерации достижения целей ГАП входящими в его состав административно-территориальными единицами.

3.1.2. Проблема отсутствия приоритета профилактики наркомании, являющегося основой эффективности антинаркотической политики на муниципальном уровне, перед ее лечением.

3.1.3. Проблема отсутствия приоритета административного предупреждения наркопреступности, являющегося основой эффективности антинаркотической политики на муниципальном уровне, перед  ее уголовно-правовым пресечением.

Решение этих важнейших, с точки зрения эффективности АНД, проблем лежит в административной плоскости и более чем очевидно. Во всех субъектах РФ сотрудники аппаратов губернаторов, отвечающие за «обеспечение деятельности АНК»  должны перейти к работе по новой должностной инструкции, которая должна потребовать от них отвечать, прежде всего,  за состояние и тенденции в наркоситуации  региона, а уже потом «обеспечивать деятельность АНК».  От этого дело только выиграет, так как оно потребует профессионалов “содержания, а не формы”.

  1. Проблемы Общественных советов при ФСКН РФ.

4.1. Не выполнение функции общественного контроля за деятельностью наркополиции. Причина —  отсутствие в Положении, на основе которого  они осуществляют свою деятельность, данной функции. Она исключена руководителем ФСКН, при котором создается Общественный совет, вопреки интересам общества, но в интересах его ведомства, избегающего публичного и непредвзятого обсуждения результатов   работы и тенденций в наркоситуации.

4.2. Отсутствие продуктивной дискуссии по сложным вопросам антинаркотической политики. Это связано с тем, что в состав Общественного совета при  ФСКН включают только “общественность в широком смысле слова” (руководителей вузов, редакторов, начальников НИИ, руководителей  общественных организаций и т.д.) и не пропускают в них профильных специалистов из  антинаркотических  общественных организаций  и научно-экспертных сообществ.

Решение этих важнейших проблем актуально и возможно. Для этого необходимо и достаточно разработать  соответствующее типовое Положение «Об   общественном совете по реализации антинаркотической политики в субъекте РФ» и придать ему статус поправки к Федеральному закону «Об общественной палате в РФ» [Зазулин, 2013: 171-185].

III. Общий вывод: необходимо развивать криминологию антинаркотической деятельности.

Мы рассмотрели более 10 взаимосвязанных проблем АНД, от решения которых напрямую зависит эффективность борьбы с наркопреступностью на местах.  Решение одной или двух проблем мало что изменит, так как все они связаны между собой. Поэтому, чтобы наше государство на этом пути не потерпело фиаско, необходим комплексный подход, который могут обеспечить специалисты в  криминологической экспертизе и оценке как документов, регламентирующих эту фактически антикриминальную деятельность, так и органов,осуществляющих ее на практике (а их более чем достаточно). Следовательно, нам всем необходимо прийти к пониманию необходимости создания  нового направления в отечественной криминологии – криминологии антинаркотической деятельности.  Возможно, понадобится провести дискуссию и ввести в научный оборот термин «криминология антинаркотической деятельности».

Криминология антинаркотической деятельности может стать востребованным  и быстро развивающимся направлением, которое будет исследовать специфику и эффективность реагирования государств, входящих в различные локальные цивилизации, на молодежный наркотизм; субкультуры, допускающие наркотизирующие практики; наркомании; рынки наркотиков; организации, борющиеся за легализацию марихуаны или других наркотиков; информационные каналы, продвигающие потребление наркотиков в целях опьянения в массовую и молодежную культуру, и другие пронаркотические силы наркореальности.

Смысл терминов, используемых в определении понятия «криминология антинаркотической деятельности», а именно, локальные цивилизации, молодежный наркотизм и т.п. будет раскрыт в докладе.

Специалисты, подготовленные в области криминологии антинаркотической деятельности, смогутнаучно обосновать необходимость построения  антинаркотической деятельности на основе  принципа экономии уголовной репрессии. И предложат минимизировать наркопреступность с помощью современных технологий моделирования поведения и  посредством воздействия на курящую молодежь,  молодых людей, вовлеченных в наркотизм, представителей «наркотических» субкультур, наркоманов, участников незаконного оборота наркотиков (НОН), совершающих  административно – наказуемые деяния, а также  на осужденных участников НОН, находящихся в местах лишения свободы.

И тогда парадигма государственного противодействия НОН посредством совокупности взаимоисключающих уголовной и социальной политик, при  которой наркопреступность в России “расцвела” до 1 млрд. наркопреступлений в год, сдастся, и ее место займет частная криминологическая теория  антинаркотической деятельности.  

Список литературы:

  1. Почти 6% россиян более-менее регулярно употребляют психоактивные вещества – ФСКН. //FSKN.GOV.RU: Офиц. сайт ФСКН РФ 2013. URL:http://fskn.gov.ru/includes/periodics/review/2013/0930/163126471/detail.shtml (дата обращения: 5.11.2014).
  2. Гилинский Я. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений». Монография. СПб.: Издательский Дом «Альфа-Пресс», 2013.
  3. Зазулин Г.В., Ли М.М.  Наркоситуация и конфликтогенный потенциал наркореальности в России. //  Конфликтология XXI века. Пути и средства укрепления мира: материалы Второго Санкт-Петербургского международного конгресса конфликтологов. Санкт-Петербург, 3-4 октября 2014 г. СПб., 2014.
  4. Фролова Н., Целинский Б., Зазулин Г., Галанкин Л. Теория, практика и методы антинаркотической деятельности в современной России. Монография. М.: Орбита-М, 2014.
  5. Майоров А.А., Малинин В.Б. Наркотики: преступность и преступления. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2002.
  6. Зазулин Г.В. Антинаркотическая политика в России: Проблемы становления (2000-2013 годы). СПб.: Издательство «Юридический центр-Пресс», 2013.

 

А.В. Комарницкий (Санкт-Петербург, Россия).  ВИКТИМОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОФИЛАКТИКАМОЛОДЁЖНОГО НАРКОТИЗМА: ВОПРОСЫ  ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ.

Среди проблем, стоящих перед российским обществом, на одно из первых мест выходит проблема наркотизма молодёжи как глобальной угрозы национальной безопасности.

Статистический анализ темпов роста численности молодёжи, на которую в первую очередь нацелена наркотическая экспансия, позволяет выделить стабильную характеристику многоаспектного негативного социально-правового явления современной России – молодёжный наркотизм. Сегодня в России незаконное распространение наркотиков неуклонно растёт. Что это значит? При норме ООН – 1 наркоман на 1000 человек, в России 1 наркоман приходится на 100, а в возрасте от 16 до 19 лет – 1 на 10 человек. Прогноз на будущее самый неутешительный (Зазулин Г.В. Антинаркотическая политика в России. – СПб., 2013. – С. 216.).

Явление молодёжного наркотизма в современной России приобрело системный характер, растёт число его социальных проявлений. Причиной этого является отсутствие комплексности и последовательности в принимаемых и реализуемых органами власти и управления,  правоохранительными органами, институтами гражданского общества профилактических мерах. Их низкая эффективность является также результатом неадаптированности формирующейся системы профилактики к появлению новых правовых, организационных, ресурсных и иных изменений.

Молодёжный наркотизм представляет социально-правовое явление, выражающееся в относительно распространённом, статистически устойчивом потреблении частью несовершеннолетних и молодёжинаркотических средств или психотропных веществ, которое влечёт за собой распространение наркомании, преступлений, мелких правонарушений и иных негативных психологических, медицинских, социальных последствий.

На наш взгляд, национальная государственная политика в сфере противодействия молодёжному наркотизму должна быть в первую очередь нацелена на создание мощной и эффективной системы государствен­ных органов, осуществляющих практический контроль за нарко­тиками, устранение ведомственной разобщённости и быть организационно и материально обеспечена.

Для минимизации молодёжного наркотизма и связанных с ним преступлений, государственную ювенальную политику, по нашему мнению, следует реализовывать не только в части устранения проблем законодательной и правоприменительной практики, но и с учётом следующих направлений:

1) создание Комитета при Президенте Российской Федерации для координации и руководства, сбора и анализа информации, разработки единой стратегии и тактики, постоянного и оперативного мониторинга наркоситуации в стране;

2) решение комплексных социально-правовых задач, к которым относятся проблемы досуга несовершеннолетних и молодёжи; формирование ценностных ориентаций, психологической устойчивости; формирование правовой культуры;

3) организация и практическая реализация деятельности центров социальной помощи для лиц, потребляющих наркотики без назначения врача, с функциями оказания медицинской и психологической помощи наркоманам (создание реабилитационных центров для наркоманов), а также совершенствование уголовно-исполнительных мер в отношении осужденных наркоманов.

Для повышения эффективности мер противодействия молодёжного наркотизма, необходимо использовать антинаркотическую пропаганду и положительный опыт зарубежных стран.

Основная задача антинаркотической пропаганды среди молодёжи сводится к воспитанию высоконравственной личности, которой не может даже прийти мысль о том, что можно получить удовольствие искусственным путём (различными наркотическими средствами и психотропными веществами).

Во Франции принудительное лечение осуществляется после решения суда в условиях диспансера или в центре перевоспитания. В Японии существует практика отсрочки исполнения наказания в виде лишения свободы наркоманам. Этот зарубежный опыт может быть успешно реализован в Российской Федерации, что, несомненно, будет способствовать уменьшению наркотизации и связанных с ней преступлений, совершённых молодёжью в состоянии наркотического опьянения.

Рассматривая молодёжный наркотизм, нельзя не сказать о роли института принудительного лечения. На наш взгляд, срок принудительного лечения должен назначать и устанавливать не суд, а лечащий врач. При этом применение принудительных мер медицинского характера, т.е. лечения, должно носить комплексный характер и включать, прежде всего, все известные на данный момент и экономически доступные медицинские, а также психолого-педагогические и другие мероприятия, направленные на восстановление физического здоровья и исправление осуждённого, больного данным недугом.

В настоящее время ситуация такова: чтобы пройти курс лечения, добровольно изъявив желание, больному (наркоману) необходимо заплатить как минимум около 50 тыс. руб. Причём, как утверждают некоторые авторы в своих работах, эффективность лечения наркомании в государственных наркологических клиниках в среднем не превышает 3 % с гарантией всего на 6 месяцев (Коробкина З.В., Попов В.А. Наркобизнес и наркомания в XX веке. – Владимир, 2000. – С. 265).

Кроме того, необходима реконструкция исправительных учреждений, исполняющих наказания в отношении осуждённых наркоманов. Для того чтобы эффективно воздействовать на исправительный процесс осуждённых  наркоманов, следует изучать и знать мотивы потребления наркотических средств и мотивы совершения преступления для применения индивидуальных мер воздействия с целью исправления (лечения) осуждённых, т.е. конечного результата воспитания.

В связи с этим необходимо увеличить штат психологов для работы с осуждёнными наркоманами. Это, в свою очередь, даст возможность более профессионально выбирать формы и методы профилактического и воспитательного воздействия на личность осуждённого, в частности, для профилактики наркопреступности несовершеннолетних.

Подводя итог, следует отметить, что комплексная виктимологическая профилактика молодёжного наркотизма должна стать составной частью национальной государственной политики.

 

А.П. Данилов (Санкт-Петербург, Россия)НАРКОБИЗНЕС КАК ЗВЕНО ГЛОБАЛЬНОЙ ФИНАНСОВО-БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ.

Согласно девятиуровневой модели преступности Д.А. Шестакова, её глубинный слой – планетарный олигархический уровень – глобальный контроль над сырьевыми ресурсами, банковской системой, информационными сетями, СМИ, государственной властью. Контроль, в котором значительную роль играют транснациональные корпорации (Шестаков Д.А. Планетарная олигархическая преступная деятельность: девятый уровень преступности // Криминология: вчера, сегодня, завтра. – 2012. – № 2 (25). – С. 13.).

В XX веке мировые скоробогачи, подстроив под себя банковскую и экономическую системы, создали столь же глобальную наркотическую сеть, полностью завязанную на их деньгах. На сей день именно они являются главными организаторами всего наркобизнеса. К способам участия банков в наркобизнесе можно отнести:

  1. Финансирование компаний, импортирующих химикаты, необходимые для переработки опиума в героин и производства иных наркотиков. Например, банк The Hong Kong and Shanghai Banking Corporation (HSBC) с филиалом в Лондоне находится, как раз, в центре такой торговли через посредство компании TEJAPAIBUL, которая является клиентом этого банка. Чем эта компания занимается? Она импортирует в Гонконг большую часть химических препаратов, необходимых в процессе очистки героина (Коулман Д. Комитет 300. – М., 2011. – С. 147–148.).
  2. Денежные вливания в наркоторговлю. Они дают основную прибыль тому же The Hong Kong and Shanghai Banking Corporation, как, в прочем, и многим другим банкам (Коулман Д. Указ. соч. – С. 148.).
  3. Отмывание денежных средств, полученных от продажи наркотиков. Отмывание через банки, в основном, осуществляется по крупному – десятками миллионов долларов. К банкам и другим финансовым институтам за данной преступной услугой постоянно обращаются оптовые торговцы наркотиками (Катасонов В.Ю. Банки и бандиты. URL: http://www.fondsk.ru/news/2014/02/07/banki-i-bandity-25617.html (дата обращения: 20.11.2014).). В американском Ситибанке выявлено много подозрительных случаев, указывающих на отмывание в данной организации грязных денег.

Как отмечает Г.В. Зазулин, нам нужна криминологически обоснованная антинаркотическая деятельность. По-моему мнению, таковая, в первую очередь, должна быть направлена на противодействие глобальной олигархической власти, которая и является основным наркодельцом. Все остальные – шелуха. Успешные операции различных правоохранительных структур, в том числе и международных, против наркоторговцев – лишь показательные акции или мероприятия по устранению неугодных конкурентов в наркобизнесе.

С.Ф. Милюков (Санкт-Петербург, Россия)НАРКОАГРЕССИЯ ПРОТИВ РОССИИ: ПОИСК АССИМЕТРИЧНЫХ ОТВЕТОВ.

Наркопреступность, по нашему убеждению, наряду с внутренними причинами также инспирируется Западом, служа мощным инструментом в деле разложения молодёжи, отвлечения её от учёбы, производительного труда, участия в обороне Отечества, создания семьи, привития чуждого российскому менталитету духа космополитизма. Одновременно ставится цель дальнейшего разрушения экономической системы России.

В противодействии глобальной наркоэкспансии наш законодатель избрал заведомо проигрышную стратегию «лобового» противодействия, играя по правилам, сочинённым «наркобаронами» и их мощного лобби в законодательной, исполнительной и судебной ветвях власти.

Прогрессирующую импотенцию законодателя и правоприменителей показывает волна отравлений (в том числе со смертельным исходом) курительными смесями (т.н. спайсом). В России продажи спайсов начались ещё в 2003 г., а первый запрет на них вышел лишь в январе 2010 г. В 2013 г. Правительство РФ включило курительные смеси в список средств, запрещённых для свободной продажи. Однако до сих пор купить спайсы проще простого, и их рекламу можно встретить даже на асфальте.

ФСКН избрало для борьбы с этой «чумой» громоздкий и малоэффективный способ – внесение очередной модификации отравы в соответствующие списки, на что уходит около года. «За это время на рынке появляются как минимум три десятка новых, неизученных химических формул, по которым начинают изготавливать наркотики. И все приходится начинать сначала».

О беспомощности названной спецслужбы против хитроумной тактики наркопроизводителей не постеснялся заявить на состоявшейся 15 октября 2014 г. встречи с журналистами заместитель начальника УФСКН по Санкт-Петербургу и Ленинградской области генерал-майор полиции В.Рябцев. «Он признал, что если в ходе обыска у подозреваемого в наркоторговле изымут любое (хоть тонну!) количество модных ныне курительных смесей и хотя бы доля грамма из них не попадет в запретительный список, обыскиваемый будет иметь полное право подать с суд на ФСКН и, скорее всего, выиграет. Изъятое ему вернут и ещё извинятся». С несовершеннолетними (основными потребителями спайсов), по словам генерала, и вовсе досада.  «Если вы, не дай бог, возьмете за ухо школьника с торчащей у него изо рта подозрительной сигареткой и приведете его в полицейский участок, его родители могут вам сделать ну о-очень большие неприятности».

Большего издевательства над здравым смыслом (да и духом закона) и придумать сложно. По этой логике надо освобождать от ответственности и сбытчика героина, если он нечаянно или даже намеренно подмешал в наркотик толику другого, не запрещенного вещества (скажем, мела или сахарной пудры).

В этих условиях следует применять хотя бы часть третью вышеупомянутой статьи 238 УК РФ, которая предусматривает в случае гибели двух и более лиц лишение свободы до 10 лет (хотя нижний предел наказания неадекватно низок – всего два месяца). Но и этот путь – всего лишь паллиатив, поскольку причинение вреда здоровью или наступления смерти охватывается  как минимум косвенным умыслом распространителя спайса (здесь нелишне вспомнить т.н. «меламиновое» дело, по которому китайский суд вынес приговор о применении расстрела к бизнесменам, сфальцифицировавшим детское питание).

Поэтому более верно привлекать производителей и распространителей курительных смесей по общеуголовным статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за убийство либо умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью. Теоретики, а, тем более, практики начисто забывают, что диспозиция части первой ст. 111 УК РФ наряду с иными признаками тяжкого вреда здоровью говорит и о заболевании наркоманией и даже токсикоманией.

Предлагаемая переоценка юридической природы деятельности наркодиллеров открывает широкие возможности для борьбы с ними не только специализированных, но и всех других служб МВД и других «силовых» структур, а также широких слоёв населения.

Вторым нестандартным направлением в противодействии наркоэкспансии может служить использование самих наркопреступников в противодействии обороту наркотиков, психотропных и сильнодействующих веществ или их аналогов.

Законодатель должен побуждать изобличенных преступников к выдаче правосудию остающихся неизвестными соучастников, формированию у них готовности быть внедренными в наркоформирования для сбора информации, противодействия совершению новых преступлений и дискредитации организаторов и наиболее активных функционеров в глазах авторитетных деятелей криминального мира.

Следует привлекать оказавшихся в заключении осуждённых к разработке эффективных предупредительных мер расширенного производства известных и разработки новых одурманивающих веществ, а также поиску новых рецептов лечения наркомании и токсикомании (в том числе путем участия в медицинских экспериментах). При этом возможные потери среди указанных лиц должны страховаться государством в прямом и переносном смысле этого слова.

Наконец, надо научить законопослушных граждан самим защищать свою жизнь и здоровье, охранять собственное имущество, бороться с наркобизнесом и помогать в этом сотрудникам правоохранительных органов. А государство не должно препятствовать деятельности таких доброхотов, в том числе несовершеннолетних.

DSCF8547 DSCF8548 DSCF8647 IMG_2549 IMG_2566 IMG_2585

Источник: http://www.criminologyclub.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=174:2014-11-22-20-59-07&catid=3:last-sessions&Itemid=1

26. ноября 2014 автор admin
Рубрики: Новостная лента | Оставьте комментарий