Стоит ли давать детям анкеты с перечислением всех известных видов наркотических веществ

Опрос под кайфом

Стоит ли давать детям анкеты с перечислением всех известных видов наркотических веществ

В Минздраве обещают вернуться к содержанию анкет, рекомендованных для проведения опросов школьников. Цель анкетирования — установить, находится ли подросток в группе риска по употреблению наркотиков.

Острая дискуссия разгорелась в медицинской группе одной из соцсетей после того, как дочь одного из участников принесла домой текст такой анкеты. Родители-врачи заглянули в опросник и ахнули, а затем решили проверить свои ощущения, пообщавшись с коллегами. Большинство медиков посчитали, что подобное анкетирование скорее может вызвать у детей нездоровый интерес к наркотическим веществам, чем реально помочь в профилактике их употребления.

«Сколько раз, если такое случалось, вы нюхали ингалянты — клей, аэрозоль, бензин — специально, чтобы получить «необычные ощущения»?» — это лишь один вопрос из анкеты, адресованной подросткам от 10 до 18 лет.

Участники медгруппы усмотрели в подобных формулировках фактически скрытую рекламу запрещенных веществ. Опасения резонные: ну, какой подросток не захочет проверить, какие именно «необычные ощущения» ждут его после знакомства с «ингалянтами» (тем более что анкета «заботливо» перечисляет, какие именно вещества «нужно» вдыхать…). Я не детский психолог, поэтому могу руководствоваться только здравым смыслом и житейским опытом. Мой сын, недавний подросток, которому я для интереса предложила представить его реакцию на этот вопрос так, как если бы ему было 10-12 лет, ответил: «Да, вполне возможно, что из любопытства я бы пошел искать что-нибудь из предложенного списка».

Не менее странным кажется и раздел анкеты, в котором перечисляется 12 наиболее распространенных групп наркотических веществ: от транквилизаторов и амфитаминов и до «инъекций с помощью шприца» героина.

Перечисляются «официальные» названия наркотиков и сленговые словечки, используемые теми, кто продает и покупает зелье. И опять недвусмысленная «подсказка» про возможность употребления «алкоголя в сочетании с таблетками» (тут, к счастью, не уточняется, какими именно).

Алкоголю, кстати, в анкетировании тоже отведено немало места — в подробном списке все возможное: от пива и коктейлей до крепких напитков, включая коньяк, водку и даже самогон.
Опросник должен применяться дифференцированно, с учетом особенностей конкретного ребенка и с согласия его родителей, полученного согласно требованиям законодательства

Наконец, еще один раздел анкеты, который не имеет вроде бы прямого отношения к употреблению наркотиков, но от этого не кажется более резонным. Возможно, ответы на подобные вопросы не повредят (заставят задуматься…) восемнадцатилетних, но зачем задавать их десятилеткам — третьеклассникам? В этом разделе размещены вопросы о том, была ли у опрашиваемого «половая связь без презерватива», а также сексуальный контакт, о котором он «сожалел на следующий день»…

Анкеты приведены в приложении к методическим рекомендациям Минздрава по работе центров здоровья, которые вообще-то рассчитаны на прием взрослого населения.

Между тем родители свидетельствуют: во многих школах анкетирование идет, и используются именно эти тексты. И далеко не все из них, ставя свою подпись на бумаге «не возражаю против проведения опроса», имели возможность проверить, на какие именно вопросы предстоит отвечать их детям.

«Можно ли анкеты с такими вопросами давать детям с 10 лет? Это теперь по решению Госдумы станет обязательным для всех школьников… Тестирование тестированию рознь. Можно так протестировать с такими анкетами, что даже нормальный ребенок тут же полезет в Интернет искать по поисковым словам, что такое ему дали там в школе почитать. Это просто обучающий процесс для юных наркоманов, а не борьба с наркотиками…» — вот лишь одно типичное высказывание участника дискуссии.

По мнению Владимира Иванова, главы общественной организации «Россия без наркотиков», опасения родителей необоснованны.

«С детьми надо говорить о наркотиках, и нет ничего страшного в том, чтобы знакомить ребенка с их названиями, — заявил Владимир Иванов «Российской газете». — Мы много лет отстаивали, пробивали саму идею такого анкетирования. Дети должны знать, с чем они могут столкнуться в любой момент и какие риски это несет».

По словам эксперта, не стоит рассматривать содержание анкет «в лоб», важно, чтобы специалист, который проводит анкетирование, наблюдал за реакцией ребенка, когда он отвечает. Выводы о том, стоит ли тестировать подростка на возможное употребление наркотиков, входит ли он в «группу риска», специалист делает на основании не только заполненного опросника, но и реакции ребенка.

Правда, непонятно, кто и каким образом будет оценивать реакцию детей при заполнении анкет, если само анкетирование проводится анонимно…

В Минздраве опасения, высказанные медицинским сообществом, приняли к сведению. Пресс-секретарь министра здравоохранения Олег Салагай отметил, что, по его мнению, «для 10-13 лет некоторые вопросы выглядят явно неудачными», и пообещал детально обсудить проблему со специалистами — педиатрами и детскими психологами и наркологами.

Вчера представитель минздрава сообщил: «По оценкам экспертов, как я и предполагал, опросник должен применяться дифференцированно, с учетом особенностей конкретного ребенка и с согласия его родителей, полученного согласно требованиям законодательства. Соответствующие разъяснения будут в ближайшее время подготовлены и направлены для использования в работе».

Источник: РГ

www.narkotiki.ru

25. февраля 2013 автор admin
Рубрики: Публикации | Оставьте комментарий