Главный нарколог России не поддерживает «Город без наркотиков»

 

Утром 7 декабря главный нарколог Минздрава России Евгений Брюн приехал в реабилитационный центр «Урала без наркотиков» в Екатеринбурге, на улице Косотурского, 7, чтобы осмотреть помещение и дать рекомендации. Как объяснил главный врач центра Антон Поддубный, этот визит носил сугубо рабочий характер. Портал «66.ru» взял интервью у главного нарколога.

— В последнее время серьезно осложнилась ситуация вокруг фонда «Город без наркотиков», возбуждено несколько уголовных дел. Вы следите за этой историей?

— Дело в том, что основная идея фонда «Город без наркотиков» заключается в том, что наркомания — это не заболевание, а преступление. С этой точкой зрения можно столкнуться не только в России, но и за границей. Следовательно, если это преступление, то можно допустить голодовку, надеть на реабилитанта наручники и так далее. Проблема в том, что наркомания — это заболевание, которое нуждается в лечении. Это другая биохимия головного мозга, это поражения головного мозга. Все это требует определенной коррекции — медицинской, психологической и социальной.

— Одно из уголовных дел появилось после смерти реабилитантки фонда Татьяны Казанцевой. Девушку успели довезти до больницы, где она скончалась. Пока дело остается бесфигурантным. Какова позиция Министерства здравоохранения в этом случае?

— Если какая-то государственная организация занимается больными людьми, она должна иметь медицинскую лицензию. Там должен быть врач. Мы всегда рекомендуем получить медицинскую лицензию и иметь своего врача-нарколога. Общественная организация может заключить договор с наркологическим государственным учреждением, чтобы за больными наблюдали психиатры и наркологи. Хроническая болячка дает обострение как минимум два раза в год. Это надо вовремя заметить, сделать так, чтобы больной не ушел из программы реабилитации.

— Но пока это носит только рекомендательный характер. В законе это нигде не прописано.

— Мы ставим вопрос о том, чтобы у нас появился закон о профилактике наркологических заболеваний, где будут прописаны в том числе и эти вещи. Должна быть лицензия, должен быть договор с наркологическими учреждениями. Все нужно делать по уму. У нас есть закон об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации, и там четко прописано, что независимо от формы собственности все учреждения должны соблюдать стандарты и порядки, разработанные Министерством здравоохранения. Это будет касаться в том числе и негосударственных реабцентров. В фонде «Город без наркотиков» реабилитантов как раз не лечат…

— Тогда в чем, на ваш взгляд, секрет популярности фонда у населения?

— Я думаю, что это пиар-программы и неграмотность людей. Родные настрадаются, намучаются со своими больными… После этого они готовы отдать их куда угодно. В Свердловской области достаточно наркологических учреждений, но, к сожалению, медицина всегда страдала тем, что не могла подать свой товар правильно… Есть еще одна причина — это недостаточная работа правоохранительных органов по пресечению распространения наркотиков. Из незаконного оборота наркотиков изымается всего 6%. Это официальная цифра, озвученная ФСКН. Можете себе представить, что 94% наркотиков, поступающих в Россию из Афганистана, крутятся среди нас. Это приводит к тому, что наркотики свободно продаются, а коли так, то и количество наркоманов будет расти. Это беда, конечно.

— Тогда что делать крепким парням, если они видят, как вы говорите, «недостаточную работу правоохранительных органов» и понимают, что кроме них в этом городе бороться с наркомафией некому?

— Хороший вопрос, но партизанской войной заниматься в правовом государстве — это, наверно, тоже не совсем правильно. Хотя я очень сочувственно отношусь к такой борьбе. Если правоохранительные органы не дорабатывают, то народ берет власть в свои руки. Потому что надо действовать. Это совершенно нормальное, закономерное явление. Это сигнал не медикам, а правоохранительным органам. Я сочувственно отношусь к деятельности фонда, но как врач поддержать я их не могу.

—То есть по-человечески вы можете понять, что движет такими «партизанами», и относитесь к ним с симпатией.

— Конечно, мы с симпатией относимся и к Егору Бычкову, и к Евгению Ройзману. У меня прекрасные личные отношения с Евгением Вадимовичем. Когда чистые, активные, неуспокоившиеся люди начинают бороться с наркотиками, то мы не можем относиться к этому несочувственно. Но это не значит, что мы не будем критиковать их методы воздействия на больных. Наркомания — это заболевание. Они должны это понять. Да, наших больных боятся, наших больных ненавидят, выдавливают из общества. Такие центры, как «Город без наркотиков», аккумулируют их, притягивают к себе. Они из них делают боевиков.

— Вы имеете в виду практику фонда привлекать бывших реабилитантов в качестве оперативников во время рейдов по наркопритонам?

— Из ребят, которые сформировали ремиссию, делают активистов этого движения, и они тоже включаются в эту партизанскую войну. А когда люди с неуравновешенной психикой начинают заниматься партизанской войной, это становится опасно.

Открытие реабилитационного центра «Урала без наркотиков» намечено на июль 2013 года.

Источник: REGIONS.RU

10. декабря 2012 автор admin
Рубрики: Публикации | Оставьте комментарий