Почти все россияне считают наркоманию главной проблемой России

Николай Леонов гулял по этому подмосковному городу со своей двухлетней дочерью, когда девочка подняла из травы окровавленный шприц. «Я выхватил его в последний момент — иначе она бы поранилась», — рассказал Леонов, который и несколько дней спустя все еще был взволнован произошедшим.

Леонов, владелец компьютерного магазина – один из миллионов россиян, приходящих в ужас от эпидемии наркомании, которая превратила Россию в крупнейшего в мире потребителя героина.

Представленный в июле опрос общественного мнения Associated Press-GfK показал, что почти девять из десяти россиян (87%) называют проблему наркомании, по меньшей мере, «серьезной», включая 55% респондентов, назвавших ее «очень серьезной проблемой». Другим волнующим вопросом для примерно такого же количества россиян (85%) является коррупция, которая пронизывает российское общество, бизнес и политику.

Россияне с самым разным уровнем образования и доходов, проживающие в разных частях обширной страны, не особо расходятся во мнениях, когда дело касается масштаба проблем наркомании. 91% городского населения считает это серьезной проблемой в сравнении с 82% сельского населения.

Согласно государственной статистике, примерно 2,5 миллиона россиян имеют наркозависимость, 90% из них употребляют героин, который с конца 1990-х годов хлынул в Россию из Афганистана. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, Россия, страна с населением в 143 миллиона человек, ежегодно потребляет 70 тонн афганского героина. Это — больше одной пятой героина, потребляемого во всем мире. Ежедневно из-за героина погибает 80 россиян – что составляет примерно 30 тысяч человек в год – и, по словам Виктора Иванова, директора Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, героин «купить настолько же легко, как шоколадку Snickers». Тем временем, новые виды наркотиков – например, вызывающая быстрое привыкание синтетическая марихуана и дешевая и смертоносная смесь, изготовленная из таблеток кодеина, известная как «крокодил» – «соревнуются» с героином и убивают тысячи людей.

Опрос был проведен GfK Roper Public Affairs and Corporate Communications с 25-го мая по 10-е июня, и основывался на репрезентативной многоступенчатой выборке взрослых от 18 лет и старше по всей стране. В общей сложности опрошены были 1675 респондентов. Погрешность выборки составляет около 2,9 процентных пункта.

Леонов со своей женой-бухгалтером и двумя детьми живет в недавно отремонтированной двухкомнатной квартире в Реутове, подмосковном городе, известном своими советскими исследовательскими институтами и заводами ОПК. Памятник основателя СССР Ленина все еще стоит на городской площади. Самая главная для семьи проблема – живущие в их районе наркоманы.

В прошлом году Леонов видел тело наркомана, очевидно, скончавшегося от передозировки, рядом с площадкой, на которой играли дети. «Он пролежал там пару часов до появления полиции», — сказал Леонов, указывая на деревянную скамейку, где сидела пожилая женщина в очках.

Леонов заявил, что героин, от которого скончался наркоман, продавал всегда грязный и одетый в лохмотья сосед, который, тем не менее, мог похвастаться своей коллекцией телефонов последних моделей. Его клиенты — по большей части худощавые и не перестающие курить молодые люди — оставляют использованные шприцы на асфальте, а получив дозу, часами сидят на лавочках. Их соседа задержали этой весной, но, по словам Леонова, мало что изменилось, так как наркоманы нашли новый источник героина неподалеку.

Эпидемия героина застала Россию врасплох. Перед распадом Советского Союза в 1991 году количество наркоманов, практиковавших внутривенные уколы, было крайне незначительным. Но приход и последовавшее затем усиление талибов в Афганистане открыло двери дешевому героину, который хлынул в Россию через бывшие советские республики Центральной Азии.

Появление войск НАТО в Афганистане лишь ухудшило положение, так как войскам коалиции было запрещено уничтожать маковые плантации из-за опасений, что разгневанные фермеры присоединяться к талибам.

Москва в течение нескольких лет призывала американских военных в Афганистане применять более жесткие меры против местных лабораторий по производству наркотиков и их перевозчиков, но, согласно Иванову, производство афганского опиума с приходом сил НАТО увеличилось в 40 раз.

Большая часть из 2,5 миллиона российских наркоманов — это люди в возрасте от 18 до 39 лет. Это — поколение, которое россияне проиграли героину.

«Единственное, что правительство может сделать, — это спасти новое поколение, потому что нас уже не спасти», — заявил Валерий, бывший героиновый наркоман, проживающий в Самаре, городе на берегу Волги. Он назвал лишь свое имя, так как его группа поддержки не разрешает своим членам контактировать со СМИ.

После встречи с десятком других бывших наркоманов, сейчас проходящих реабилитацию, он вспомнил друзей детства, которые умерли от передозировки, попали в тюрьму или заразились ВИЧ, воспользовавшись зараженной иглой. Он вспомнил, что пользовался одним шприцем с человеком, который, как Валерий знал на тот момент, отбыл срок в тюрьме, серьезно рискуя заразиться ВИЧ.

«Мне срочно нужна была доза», — говорит Валерий, который теперь превратился в широкогрудого бодибилдера. «Меня Бог спас» от заражения, говорит он.

Возможное заражение является одним из главных опасений в семье Леонова. Согласно данным ООН, за последние десять лет количество ВИЧ-инфицированных в России утроилось, став одной из самых быстро развивающихся в мире эпидемий вируса, который вызывает СПИД. Примерно четыре пятых из всех официально зарегистрированных 980 тысяч ВИЧ-инфицированных в России заразились после применения использованных шприцев.

Когда Елена, жена Леонова, была в роддоме перед рождением дочери Насти, она видела, как другая беременная женщина вкалывала себе героин, принесенный ее мужем. Врачи в роддоме сказали ей, что не будут изолировать женщину, так как она может погибнуть или потерять ребенка, если у нее начнется «ломка».

31. июля 2012 автор admin
Рубрики: Публикации | Оставьте комментарий