Иван Казанцев: «Мы, наркологи, работаем в правовом вакууме»

На недавней встрече с общественностью Президент РФ Владимир Путин назвал наркоманию одной из актуальных проблем современности. А как с этим обстоят дела в нашей области? Какими видятся пути решения задач, связанных с наркоманией? Об этом и о многом другом мы беседуем с главным врачом областного наркологического диспансера, главным наркологом Тюменской области, президентом Урало-Тюменской ассоциации психиатрических и наркологических учреждений УрФО Иваном Казанцевым.

У нас «химики» не дремлют!

— Иван Иванович, как в нашей области обстоят дела с заболеваемостью наркоманией?

— Идет ее некоторое увеличение. За 2010 год мы взяли на учет 140 человек с диагнозом «наркомания», а в 2011 году — 163 человека (больше на 16,2%). В связи с ростом дезоморфиновой наркомании у нас отмечается подъем заболеваемости. После введения с 1 июня 2012 года рецептурного отпуска кодеинсодержащих препаратов мы ждем некоторого ослабления ситуации. Что произойдет? У нас «химики» не дремлют: постоянно появляются новые наркотики. Может быть, завтра какие-то миксы появятся или другое наркотическое вещество. Раньше солей не знали, глазные капли наркоманы не использовали, а теперь все это цветет пышным цветом!

Многое зависит от той же Думы, от Правительства РФ — я говорю сейчас о реакции на появление новых наркотических веществ. В Европе, если появляется психоактивное вещество, то в течение практически двух недель его сразу относят к наркотикам, если оно таковыми свойствами обладает. У нас эти процессы затягиваются. Например, со спайсом мы вообще долго «мурыжили» ситуацию — чуть ли не два года, пока не отнесли его к наркотикам. То же самое с некоторыми солями.

— Получается, «наркомания бессмертна»?

— Если говорить о стремлении человека переживать определенные ощущения в силу некоторых внутренних особенностей и окружающей его действительности, — то да, это всегда было. И такое желание, пожалуй, неистребимо. Мы же не ставим задачу полностью искоренить наркоманию, мы должны поменять отношение к ней у людей, добиться стабилизации ситуации. Жизнь никогда не станет только «прекрасна и удивительна», чтобы человека вообще ничего не беспокоило. Наверное, возникнут еще какие-то психоактивные вещества, а вообще-то они использовались фактически на протяжении всей истории человечества. Но чем меньше будет наркоманов, тем легче будет окружающим людям и государству.

Дезоморфин — страшный препарат

— Сколько у нас наркоманов по официальным данным?

— В 2009 году на учете с диагнозом «наркомания» состояло 3602 человека, в 2010-м — 3253, в 2011-м — 3257 человек. Если брать распространенность наркомании по сравнению с 2009 годом, то она уменьшилась на 9,7%. Необходимо отметить, что наши показатели по заболеваемости наркоманией меньше, чем в Российской Федерации, на 30,5% и ниже средних показателей по УрФО на 62,3%!

Раньше в связи с тем, что Тюменская область — богатый регион, поток наркотиков в первую очередь хлынул к нам. Уральский федеральный округ потом начал нас догонять. У нас был пик заболеваемости наркоманией в конце девяностых — начале двухтысячных. А у них пик пришелся на начало двухтысячных. Сейчас в УрФО уровень остается еще высоким, а на юге Тюменской области он снижается.

— Скажите несколько слов о скрытой, так называемой латентной, наркомании.

— Мы всегда говорим: по исследованиям ученых, реальная популяция наркоманов в пять раз выше официальных цифр. У нас-то имеется статистика по тем лицам, которых мы зарегистрировали, а на самом деле их значительно больше.

Хотя, с другой стороны, ситуация в Тюменской области за последние годы начала стабилизироваться. В подъездах наших домов, на улицах уже не встретишь такого, как раньше, количества шприцев. Объективное снижение наркомании имеется, есть определенные результаты работы. Но на лаврах почивать никто не собирается.

— Какие наркотики нынче в фаворе?

— На первом месте — опийные, пристрастие к ним распространено более всего. Дезоморфин — тот же самый опиат, он в структуре заболеваемости сегодня составляет 62 процента. А среди состоящих на учете, то есть по распространенности, из этих трех с лишним тысяч 40 процентов — дезоморфинщики.

Дезоморфин — страшный препарат! Развитие наркомании здесь характеризуется молниеносным непрерывным течением. С серьезными последствиями для соматической, неврологической и психической сфер человека, быстро приводящий к смерти за счет тяжелых соматических нарушений. Практически это люди, если кто их видел, — сплошные гнойники. Они погибают чаще даже не от передозировки, а от флегмон, гангрен, ампутации конечностей, потому что эта «сплошная химия» действует на организм катастрофически.

А сейчас еще миксы распространяются, когда дезоморфин с солью появляются или героин с солью. Хотя количество отравлений наркотиками в Тюменской области снизилось за последние три года в 2,7 раза — это много, смертность остается на достаточно высоком уровне.

Вот, например, два города: Тюмень и Тобольск, 600 тысяч населения и сто тысяч населения. В Тюмени зарегистрировано 36 наркотических отравлений за 2011 год. В Тобольске — 32 отравления за тот же год. Получается, что смертность в Тобольске от наркотиков в пять раз выше! Понятно, что там есть какие-то «химики», притоны, что там с наркотиками экспериментируют. Ясно, что речь идет о дезоморфине, но в Тюмени он тоже имеется, существуют миксы, а умирают здесь в пять раз меньше! Видимо, надо искать с правоохранительными органами, в чем там дело.

Взять Омутинку — это тоже один из лидеров по заболеваемости наркоманией. Привозят из двух притонов 10 человек — дезоморфинщики. Берем на учет, начинаем лечить, реабилитировать. Из Ялуторовска, например, несколько человек привезли, из Нижней Тавды (Сладково, Казанки). Это сразу же дает огромный показатель заболеваемости, потому что на сто тысяч населения приходится высокий процент наркоманов.

Мы не скрываем эти цифры. И нас абсолютно не успокаивает, что дела идут лучше, чем в среднем по России и УрФО.

— Есть ли у нас несовершеннолетние, больные наркоманией?

— Когда-то их было на учете порядка двухсот — это в начале двухтысячных годов. Сейчас у нас с диагнозом «наркомания» почти нет подростков. За 2009 год их было выявлено 2, за 2011 год — 1. Таким образом, за последние три года заболеваемость наркоманией среди несовершеннолетних сократилась в два раза и стала ниже показателей РФ на 30,6%.

За 2011 год впервые взято под наблюдение 18 подростков (в 2010-м — 27) с пагубным употреблением наркотических веществ. Это значит, что они применяют наркотики эпизодически (например, марихуану, те же соли), и пока без признаков заболевания, это наши потенциальные пациенты.

Работаем с банком данных по Тюменской области, смотрим тех, кто был замешан в преступлениях, связанных с оборотом наркотиков, не только взрослых, но и подростков. Берем под контроль семьи, где есть родители-наркоманы.

Проводим массовое тестирование учащихся, студентов на раннее выявление употребления наркотиков, и оно тоже прекрасно вписывается в систему профилактики. В 2011 году такое тестирование прошли почти 136 с половиной тысяч юношей и девушек, из них несовершеннолетних — 47 тысяч.

Мы никому не отказываем

— Мощностей хватает для лечения и реабилитации наркозависимых?

— Естественно! Лишь бы они к нам обращались — мы никому не отказываем. Ежегодно областной наркологический диспансер пролечивает около трех тысяч пациентов, из них более пятисот — наркоманы (основное количество — больные алкоголизмом). Стационар у нас в структуре есть, а вот своего реабилитационного центра нет. Хотя у нас имеются договоры с государственным (по Салаирскому тракту) и негосударственными реабилитационными учреждениями, всего их на юге Тюменской области 14. (Их список можно посмотреть на сайте УФСКН России по Тюменской области).

Ну, конечно, я бы как главный врач наркологического диспансера хотел, чтобы у нас было свое звено в реабилитации. Если в стационаре мы чистим тело, то при реабилитации нужно чистить душу.

Пока есть государственное учреждение: областной центр профилактики и реабилитации, он находится в ведении департамента по спорту и молодежной политике. Туда направляются деньги из областного бюджета. Если бы этот центр передали нам, у нас было бы законченное звено в реабилитации, одна идеология, одни подходы.

— Иван Иванович, изменился ли взгляд на наркоманию со стороны государства?

— Я много лет тружусь в этой сфере и вижу, как сейчас работает государственная машина. По сравнению с теми же девяностыми годами ХХ века сейчас совсем другое дело, совсем другой контроль за исполнением принятых решений, другая дисциплина. Не дают дремать никому! Все начатые мероприятия доводятся до логического завершения. Над проблемой наркомании работает правительство Тюменской области, антинаркотическая комиссия, решения которой выполняются неукоснительно. И вообще многие показатели сегодня заведены в результаты работы губернатора!

В 2010 году принята «Стратегия государственной антинаркотической политики РФ до 2020 года». Раньше мы просто об этом говорили, сейчас мы это уже имеем! В документе прописаны наши цели и задачи в борьбе с наркоманией, наши действия и ожидаемые результаты. По крайней мере, есть ясность!

— А в чем ясности пока нет? Имеются ли проблемы в лечении наркомании?

— Сегодня мы работаем практически… в правовом вакууме. Сейчас поясню. Например, у психиатров есть закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». У нас нет! Ни закона о наркологической помощи, ни закона о реабилитации наркологических больных, о профилактике. Имеются приказы, но этого мало. 10 лет обсуждается вопрос о недобровольной наркологической помощи, но на законодательном уровне никто ее не утвердил. Практически во всем мире в том или ином виде есть такая норма — недобровольная наркологическая помощь, а в России нет! Сегодня мы самая «демократичная» в этом отношении страна по сравнению с другими.

На Западе если ты попался за рулем в состоянии наркотического опьянения, тебя могут привлечь к лечению. Не хочешь? Тогда ты автоматически попадаешь в базы данных, тебя берут на заметку, а при вторичном нарушении предлагают пройти реабилитацию от наркозависимости. Если ты отказываешься, тебе определяют тюремный срок. Очень просто! А мы все миндальничаем, обсуждаем: нужно или нет принудительное лечение. Ну, пусть не принудительное, пусть оно будет недобровольное, обязательное.

Никто же не ратует за то, чтобы реанимировать бывшие ЛТП и за колючую проволоку людей загонять! Просто граждане, пристрастившиеся к наркотикам, должны видеть альтернативу: не хочешь лечиться — рано или поздно можешь попасть в тюрьму. Вот такая ситуация.

Говорят, что могут быть приняты дополнения или изменения к закону о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан с учетом оказания именно наркологической помощи, но я думаю, что это не самый лучший вариант. Если сегодня есть психиатрическая служба и отдельно наркологическая служба, значит, должны быть нормативные акты, как для первой, так и для второй. Тогда не будет правового вакуума и всех этих хитросплетений.

Вот сегодня полиция говорит: дайте нам информацию! А мы не можем. Имеется 323-й закон «Об охране здоровья граждан», и только.

По-хорошему бы взять и подать списки наркоманов и алкоголиков: вот эти не посещают наркодиспансер, от лечения уклоняются, создают массу трудностей в семье, родственники от них плачут… А мы руками разводим и отвечаем: лечение у нас добровольное! Если человек не дает согласия на медицинское вмешательство, мы ничего не можем с ним сделать!

Поговорим о проблемах

— Что вспоминается из положительного опыта?

— С 2006 года в Тюменской области действует программа по выходу малоимущих семей на самообеспечение. Это наше ноу-хау — больше нигде такого нет!

Все эти годы мы ездим в территории юга области и пролечиваем больных алкоголизмом. Когда только начинали программу, то лечили в год более 600 человек! На следующий год уже 480 человек, потом 428, а за последний год — 130. Заболеваемость алкоголизмом уменьшается. По деревням ездим вот уже шесть лет — считаю, это хорошее начинание.

И ведь мы не просто лечим — у программы есть завершающие моменты: цели и ожидаемые результаты. Люди после прохождения лечения от алкоголизма получают социальную поддержку, часть из них трудоустраивается.

С другой стороны, Правительство РФ в 2011 году выпускает приказ №?302, который почти сводит на нет все усилия по трудоустройству наших пациентов. Приказ об утверждении перечня тяжелых работ и работ с вредными и опасными условиями труда, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические осмотры.

Исходя из этого документа возникли большие сложности в трудоустройстве наших пациентов, именно состоящих на диспансерном учете с диагнозами «алкоголизм» и «наркомания».

Сегодня складывается парадоксальная ситуация. Если ты встал на путь исправления, взялся за ум и решил избавиться от зависимости, пришел к врачу и тебя взяли на учет, пролечили, ты в ремиссии находишься и не употребляешь ничего, то твои права дискриминируются. А если ты пьешь или продолжаешь употреблять наркотики, но и к врачу не обращаешься, ты имеешь все права! Вот этот нонсенс надо убрать немедленно! Общественная палата разработала Концепцию превентивной наркологии, там здоровые идеи заложены, надо зерна от плевел отделять.

Например, у наркомана ремиссия более трех лет, почему же его нельзя допускать к вождению автомобиля, зачем ущемлять его права?

Надо-то брать на заметку тех, кто нарушает общественный порядок, уклоняется от лечения или не соблюдает его режим, кто продолжает наркотизироваться или злоупотреблять алкоголем. За этими надо приглядывать, а не за теми, у кого ремиссия. Я понимаю, они состоят на учете, но, может быть, их как-то по-другому назвать, например группы профилактического учета. Минздрав издал бы соответствующий документ, и вся проблема решилась бы! А ведь мы сегодня работаем по какому приказу? По приказу №?704 от… 1988 года о диспансеризации наркологических больных.

Вроде бы на уровне общественности и специалистов нововведения предложены (я говорю о Концепции превентивной наркологии), а в нормативные документы это никак не может войти. Пока Концепция обсуждается, мы ее поддержали, свои предложения в Минздрав направили, но надо, чтобы министерство не буксовало, а быстрее приняло решение, тогда эффективность нашего лечения будет выше. А пока она встала на мертвой точке, несмотря на внедрение новых методик: из ста пролеченных наркологических больных 11 человек не употребляют наркотики в течение трех лет: из ста пролеченных алкоголиков 25 человек более года не употребляют спиртное.

— Когда снимаете своих пациентов с учета?

— При ремиссии больных алкоголизмом в три года; больных наркоманией — в пять лет.

— Кроме уже сказанного какие еще проблемы существуют у наркологической службы области?

— Есть приказ Минздрава о порядке оказания наркологической помощи №?225 и есть дополнения к этому приказу (№?200 М). Там очень четко прописано, какое медицинское оборудование должно быть в кабинете, в диспансере и т.д. Так вот у нас оснащение составляет сегодня 62 с половиной процента от нормы, то есть фактически 40 процентов мы должны дооснастить. Большие суммы надо в этом плане потратить на областной наркологический диспансер в Тюмени, на наркологическую службу в Ишиме, Тобольске. И нам на основании приказа правительство выделило 28 миллионов рублей на укрепление материально-технической базы. Должны направить также средства из областного бюджета на софинансирование данной программы.

Еще одна проблема, которая сейчас решается: оказание помощи лицам, находящимся в состоянии опьянения. На базе областного наркодиспансера будет открыто соответствующее стационарное отделение. Нам уже выделено на эти цели более восьми миллионов рублей.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее.

— Отделение откроется после ремонта на улице Новая, 2. Туда полиция станет привозить пьяных со всего города. Помещать туда людей в состоянии опьянения будем только на добровольной основе. То есть никто им там «руки выкручивать» не станет, их должны замотивировать. Отделение будет работать как эвакоприемник: далеко не всех доставленных будем госпитализировать.

Когда пьяного человека привозят, мы его освидетельствуем. Если он в средней или тяжелой степени опьянения и у него есть проблемы со здоровьем (например, гипертонический криз), мы должны направить его по профилю, то есть в стационар. Тех, кто в легкой степени опьянения и не буянит, полиция будет отвозить домой. Кто начинает руки распускать, его повезут в полицию, это уже административное нарушение, протокол. И часть из этих людей в тяжелой степени опьянения мы будем оставлять в отделении — это для них бесплатно. Некоторым мы просто жизнь сохраним: их никто не изобьет и не ограбит на улице, наконец, они просто не замерзнут в зимнее время. В отделении постоянно будет находиться полицейский пост.

— Спасибо за интервью и удачи вам!

Татьяна Потёмкина
www.narkotiki.ru

19. июля 2012 автор admin
Рубрики: Публикации | Оставьте комментарий