В. П. Иванов: К гуманизации антинаркотического законодательства

Jus est ars boni et aequi
Право есть искусство добра и справедливости

Уважаемые коллеги!

Прибыл сюда сразу после посещения женского реабилитационного центра Подворья Свято-Серафимовского храма. Нахожусь под большим впечатлением.

Вместе с владыкой Меркурием, Митрополитом Ростовским и Новочеркасским, и руководством центра, родителями реабилитируемых бывших наркопотребителей мы осмотрели Центр, поговорили с воспитанницами Центра и обменялись впечатлениями.

Воспитанницы Центра не только оставили пагубные привычки, но и занимаются духовным самосовершенствованием, принимают активное участие в церковной жизни. Программа реабилитации реализуется комплексно, с участием духовенства, медиков, психологов, педагогов. Центр входит в единую негосударственную северокавказскую сеть реабилитации и ресоциализации.

Главный секрет успешности работы этого и подобных ему реабилитационных центров – в вовлечении вчерашних падших наркозависимых в социальное услужение, подвижничество и закрепление, тем самым, навыков здорового образа жизни.

Перед нашим взором, поистине, чудо преображениячеловека и с этим ничто не может сравниться.

Деятельность центра, направленная на возвращение в социум вчерашнего наркопотребителя, символически показывает смысл и назначение нашей с вами работы.

Уважаемые коллеги!

В конечном счёте, все наши усилия должны быть направлены на сбережение населения и солидарную поддержку каждого без исключения нашего соотечественника.

Для этого нам следует сегодня брать чёткий курс на гуманизациюантинаркотического законодательства.

Гуманизация вовсе не означает псевдолиберализацию и попустительство. Наоборот, по отношению к наркобарыгам и, тем более, оптовикам-наркобаронам надо и дальше существенно усиливать ответственность и полицейскую составляющую.

Но мы должны каждому человеку дать шанс на жизнь, полноценную и достойную. И учитывать специфику каждой ситуации и каждого случая.

Не стоит забывать, что, как говорили римляне, «Знание законов заключается не в том, чтобы помнить их слова, а в том, чтобы понимать их смысл» (Scire leges non hoc est verba earum tenere, sed vim ac potestatem).

В ближайшие годы следует в максимальной степени восстановить смысл права, а точнее даже создать действенную правовую систему, которая бы оформляла новую российскую антинаркотическую модель, вытекающую из Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года и решений заседания президиума Государственного совета от 18 апреля 2011 года.

Давайте проведем анализ ситуации.

Нельзя считать нормальной ситуацию, когда в местах лишения свободы из 800 тысяч лиц – почти 150 тысяч содержатся по делам, связанным с наркотиками. То есть, практически каждый пятыйотбывающий сегодня срок в колониях, – это лица, которые совершили наркопреступления.

Нельзя не обратить внимание на тот факт, что ровно такое же количество наркопотребителей, 150 тысяч человек, ежегодно наказывается, то есть, штрафуется путем привлечения к административной ответственности без направления на лечение.

Вместо направления на излечение общество руками правоохранителей карает, бьет рублемнаркозависимых. Но для людей, страдающих психопатологическим наркорасстройством, лекарством это не является. Напротив, толкает их к преступлению, дабы добыть денег на очередную дозу.

То есть, действующая система права сегодня не решает задачу воспрепятствования воспроизводству наркомании и спросу на наркотики, и, по сути, безучастна к процессу фатального превращениянаркопотребителей в преступников.

А цели соответствующих статей КоАП (прежде всего 6.9, 12.8, 20.20) – профилактика и пресечениенемедицинского потребления наркотиков абсолютно не достигаются.

Не случайно, до 90 процентов мелких уличных грабежей, на полицейском сленге – «рывков» (дамские сумочки, мобильные телефоны и так далее), а это свыше 50 тысяч преступленийежегодно, – совершаются наркопотребителями.

Таким образом, резюмируя сказанное, именно выявленные и оштрафованные, во многом начинающие, наркопотребители и являются тем фьючерсным эшелоном, который, не получая профильного лечения, все более впадает в зависимость, социально деградирует, криминализуется и, превращаясь в преступника, неизбежно мигрирует в места лишения свободы.

То есть, общество ежегодно видит, фиксирует значительное количество наркопотребителей, как было сказано – до 150 тысяч в год, но законодательно обеспеченная реакция, по меньшей мере, странная, если не сказать – неадекватная.

Такая система может быть охарактеризована как своего рода правовые жернова.

Мы же предлагаем логику правовых регламентов, обеспечивающих необходимые решения, направленных на стимулирование к излечению от недуга зависимости, что будет полностью отвечать интересам и общества и индивидуума.

Ведь специфика проблемы заключается в том, что первые эксперименты индивидуума с наркотиками воспринимаются в обществе как его собственная проблема, при этом продолжительное дальнейшее наркопотребление неизбежно ведет к криминализации поведения наркопотребителя, а это уже проблема в полной мере общества.

Более того, длительное нахождение наркопотребителя в обществе ведет к разрастанию наркомании в его окружении.

Уважаемые коллеги!

Декларируемые цели решений заседания Государственного совета от 18 апреля с.г. могут быть достигнуты путем использования опыта Франции и Швеции путем замены логики обязательного наказания за немедицинское потребление наркотиков логикой права наркопотребителя выбрать лечение.

При этом весьма важно, чтобы этот выбор осуществлялся в рамках альтернативы наказанию и закреплялся в процессуальных документах.

В этой аудитории высококвалифицированных юристов, совершенно понятно, что процесс выбора человека и его последующей реализации должен быть обеспечен согласованными действиями всех органов власти: здравоохранения, надзора, Федеральной службы исполнения наказаний.

Таким образом, вся государственная система будет нацелена на излечениечеловека в соответствии с принятым им же решением.

Иначе как гуманизацией законодательстваи механизмом декриминализации молодёжной среды это назвать нельзя, так как эти 150 тысяч человек, своевременно получивших исцеление, скорее всего не дойдут до стадии криминального поведения. Да и спрос на наркотики, уменьшенный на 150 тысяч человек, резко улучшит общую наркоситуацию в стране.

Уважаемые коллеги!

Суммируя сказанное, предлагаю правовую систему нацелить не на наказание наркопотребителей, а через создание альтернативной уголовному наказаниюответственности – на их лечение.

Гуманизация законодательства по отношению к наркопотребителю должна идти рука об руку с повышением эффективности карательной функции по отношению к крупным наркоторговцам.

Хорошо известно, что наркобизнес – это особый тип преступлений, который наносит комплексный ущерб личности и государству, но при этом имеет выраженный вектор наживыи нацеленности на криминальный экономический результат.

Поэтому необходима своего рода законодательно-правовая революцияв сфере ликвидации экономической базы наркопреступности, позволяющей лишить смысла совершение наркопреступлений.

Речь идёт прежде всего, о повышении ответственности за отмывание доходов наркобизнеса и введении института конфискации имущества наркопреступников.

При этом именно наркопреступники должны доказать обществу легальность происхождения своего имущества, а не общество преступникам, как это определено действующим законодательством.

На этом сегодня стоит вся юридическая практика, за исключением России.

Подобные нормы, когда бремя доказывания законности происхождения собственности переложено на лицо, обвиняемое в совершении наркопреступления, получили закрепление в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве Италии, Швейцарии, Великобритании, Австрии, Ирландии, Греции, Норвегии, США и в принципе всех стран «Большой двадцатки».

Россия же остаётся странным исключением.

Вопреки мировой практике мы сегодня обязаны доказывать незаконность происхождения у наркобарона его имущества, а не он доказывать государству легальность его происхождения.

Это неправильно.

При этом наркобароны – это, как правило, не только крайне богатые люди, но и лица, не способные объяснять происхождение своего имущества, поскольку десятки лет нигде не работали и никоим образом не могли заработать средства для приобретения имущества и активов.

Ярким примером абсурдности ситуации у нас является недавний случай с водителем Янгибоевым, который привёз из родного Узбекистана на МАЗе (рефрижератор 20 тонн) почти полтонны героина.

Однако после ареста его МАЗ не только не конфисковали, но и судебным решением бережно вернули в семью наркобарона на основании ходатайства жены.

Причём, вернули вместе с тайником– дополнительным ложным бензобаком, в котором и перевозился героин.

А вообще, в целом, конфискуется мизер, менее 10 процентов транспортных средств, задействованных в наркотрафике, поскольку подавляющее большинство наркотрафикеров используют автотранспорт по доверенностям.

И это понятно, наркодилерам ни к чему вешать свои персональные данные на капот машины.

Вызывает крайнее беспокойство ситуация использования наркобизнесом введения 6-ти миллионной пороговой суммы, в случае превышения которой появляется предмет отмывания и легализации.

С учетом того, что 95 процентов всех изъятий героина в России оценивается в сумму менее 6 миллионов рублей, а это эквивалент 5 килограммам героина, или 1 миллиона наркодоз, наркобизнес почувствовал себя значительно защищеннее в банковских операциях, а количество уголовных дел по отмыванию сократилось более чем в 100 раз!

Абсолютно неадекватной является норма статьи 174 Уголовного кодекса, вменяющая в обязанность следствию доказывать умысел наркодельца придать правомерный характер наркоденьгампри отмывании.

Можно подумать, что у наркоденег могут быть другие задачи!

Но именно этот рудимент позволяет развалить до 50 процентов всех делпо экономической структуре наркобизнеса.

Уважаемые коллеги!

Важнейшей частью работы по профилактике уголовной преступности является правильно построенная система административной ответственности.

Здесь тоже имеются серьёзные проблемы и отсутствие комплексного подхода на антинаркотическом направлении.

Так, очевидно, если в заведениях, предназначенных для отдыха находят приют лица, состоящие в наркотическом опьянении, то это является достаточным основанием для лишения лицензиивсех этих заведений – дискотек, ночных клубов и т.п.

То же самое касается лиц, управляющих транспортом в состоянии наркотического опьянения.

В стране на сегодня 30 тысяч человек в год лишаются водительских лицензий за управление в состоянии наркотического опьянения. Реальный же масштаб проблемы составляет цифру в пять – семь раз больше.

При этом водители по закону не штрафуются, не подлежат административному аресту ни водители-наркоманы, ни их автотранспорт.

Требуется резкое повышение ответственностилиц, управляющих автотранспортом и другими техническими средствами.

Показательно, что в ходе проверки в ряде портов на Каспии буквально на каждом судне были выявлены лица в состоянии наркотического опьянения. На некоторых из них до 50 процентов экипажа.

Как показывает трагедия «Булгарии» , старший помощник капитана – ключевая позиция на корабле. Но среди наркопотребителей, как ни удивительно, немало как раз старпомов.

Очевидно, необходимо и здесь переходить к прямому отзыва лицензий на право владения подобной техникой.

Наконец, совсем уж вопиющий случай был отмечен недавно в Нижнем Новгороде, где в состоянии наркотического опьянения был задержан только что приземлившийся вертолётчик.

Вряд ли нам нужно дожидаться, когда на нас по причине пристрастий отдельных лётчиков и авиадиспетчеров будут падать вертолёты и самолёты.

И здесь необходимо продвигать альтернативное лечение и административный арест.

Все указанные мною инициативы направлены в Государственную Думу Российской Федерации. К сожалению, проблема вязнет в бесконечных согласованиях.

Долгое рассмотрение законодательных инициативсущественно снижает эффективность борьбы с наркопреступностью.

Так, наш законопроект по дифференциации ответственности был направлен в Государственную Думу свыше года назад, в ноябре 2010 года рассмотрен в первом чтении, – но он до сих пор так и не принят.

То же самое касается и законопроектов по введению наказаний за незаконный оборот прекурсоров, по усилению ответственности за контрабанду наркотиков и за ввоз наркотиков в новых условиях Таможенного союза.

Очевидно, что действенность борьбы с наркопреступностью и наркоманией зависит от оперативностипринятия необходимых законодательных решений.

Наконец, пожалуй, пришло время организовать работу по систематизации и кодификации антинаркотического законодательства. Здесь пока много разных предложений – от разработки специального Антинаркотического Кодекса РФ до кардинального пересмотра Федерального Закона № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» и создания на базе нашего основного закона, по сути, нового системного закона.

Следующий 2012 год необходимо сделать переломным в плане построения новой системыантинаркотического законодательства.

Уверен, что совместными усилиями нам удастся качественно улучшить ситуацию.

Благодарю за внимание.

Управление по взаимодействию с общественностью и СМИ ФСКН России

Сайт «Нет – Наркотикам», Москва, 2011 г.

25. октября 2011 автор admin
Оставьте комментарий