Наркопильщики

В многочисленных антинаркотических идеях, вынесенных разными министрами и главами ведомств на понедельничный иркутский Госсовет, есть лишь две, которые могут в корне изменить бытие абсолютно всех граждан, живущих в нашей стране.

Первая — тотальная проверка всех школьников на содержание в их моче остаточных от употребления наркотиков химических субстанций.

Вторая — возвращение в норму закона отмененной в 1990-е годы криминализации употребления наркосодержащих средств. То есть, если вы, не дай бог, что-то себе вкололи, понюхали или покурили, то прямиком в тюрьму. Альтернатива — принудительное медикаментозное перевоспитание  в государственных лечебницах в течение трех недель (больше они пациента держать не в состоянии в силу не только сугубо экономических, но и собственно медицинских причин).

По первому пункту поднялся всенародный хай. Телеящик забился в истерике во всеканальных ток-шоу. Одна сторона заголосила про нарушения права невинных детей, вторая — про смертельную угрозу нации, ради ликвидации которой все средства хороши.

Но если глубоко выдохнуть, потом спокойно вдохнуть, то сознание прояснится и вспомнится очевидное. Все школьники в нашей стране и так ежегодно проходят диспансеризацию в районных поликлиниках и приносят на нее традиционную и на все лады осмеянную многими поколениями учащихся баночку мочи. Врачам ничто не мешает протестировать эту субстанцию в том числе и на присутствие каких угодно психоактивных веществ. Как говорят специалисты, дело пяти секунд. Ну ладно, десяти. Причем, по-хорошему, в первую очередь на алкоголь, которым старшеклассники злоупотребляют в разы больше, чем гораздо более дорогостоящей и труднодоступной «дурью».

Вместо этого нам сначала предлагают устроить по этому поводу всенародную словесную драку, раскалывающую общество. А потом оказывается, что ответственное за процесс министерство уже разработало программу проведения тестов школьников на наркотики из двух уровней, на первом из которых будет производиться некий социологический опрос учащихся, а на втором — тестирование «выявленной группы риска». Понятно, что разработка качественной социоанкеты, привлечение для этого собственно социологов, анализ полученных данных  в масштабах страны — дело не на один десяток миллионов рублей. Плюс закупка самих тестовых материалов (пресловутых полосок, как для беременных) — тоже крайне прибыльное предприятие. Правда, что делать с полученными данными, кто и как будет работать с выявленными малолетними наркоманами, в ведомстве Голиковой еще не решили. Можно только предположить, что на это дело будет измыслен еще один бюджет.

И никто не хочет даже вспоминать о том, что в одном из крупнейших регионов страны, Татарстане, подобный эксперимент проводился в течение последних шести лет. Огонь по воробьям из пушек прекратил прошлой осенью президент республики Рустам Миннинахов с формулировкой: «Наше тестирование — это деньги на ветер. Мы их тратим для отчетности… Сплошную форму тестирования надо отменить и искать другие формы… Нужна точечная работа». Еще бы. По словам местных правозащитников, положительных тестов было 0,16%. Притом, один тест стоит 400–500 рублей. Этого никакая, даже татарская и нефтяная, экономика не выдержит.

Вторая сторона  медали провозглашенной на Госсовете  в Иркутске борьбы с наркоманией  еще неприятнее. Ни для кого из вовлеченных  в тему специалистов не секрет, что  главным лоббистом возвращения в УК статьи за употребление наркотиков выступает государственное антинаркотическое ведомство — ФСКН под управлением бывшего главного кремлевского кадровика Виктора Иванова.

Напомним, что все усилия ФСКН, включая многочисленные рейды, облавы и разоблачительные репортажи по государственным телеканалам, так и не смогли остановить эпидемию легальных продаж наркотиков в обычных аптеках. По словам главного нарколога России Евгения Брюна, сегодня 25% наркоманов в стране принимают вовсе не трижды три раза заклеймленный  Ивановым афганский героин, а дезоморфин, который за полчаса изготавливается на кухне из обычных кодеиносодержащих препаратов: «коделака», «терпинкода» и им подобных. Попытка обязать аптеки с 1 мая продавать подобные средства только по рецептам врача обернулась пшиком — правительство отложило решение до 1 ноября: есть опасение, что оно ущемит права законопослушных потребителей.

Тем не менее, ФСКН продолжает продавливать возвращение в закон нормы, согласно которой любой россиянин, в крови которого обнаружено хоть что-то напоминающее наркотик — преступник. И у него есть только два выхода: или в тюрьму, или в больницу на принудительное лечение.

— Необходимо серьезно продумать вопрос криминализации употребления наркосодержащих средств в контексте возможного обязательного тестирования на наркотики, — поддержал Иванова на Госсовете в Иркутске министр юстиции России Александр Коновалов.

На практике это означает следующее: любой человек, у которого в крови то ли в ходе всероссийских тестов (предполагается же обязательное тестирование на наркотики при приеме на работу), то ли в  результате полицейских облав, то ли в рамках просто обычного произвола будет обнаружено нечто похожее на наркотик, окажется по определению поражен в правах и будет выбирать между заключением, принудительным лечением или, что скорее всего, банальным откупом.  Если учесть, что стандартный экспресс-тест на содержание наркотиков в крови дает погрешность минимум в 5%, то вы что предпочтете?

Тем временем наркологи хватаются за голову, потому что знают — настоящего наркомана насильно излечить нельзя, его можно только озлобить или заставить переключиться на другие источники удовольствия, еще более опасные для общества. Но кому до этого есть дело, если возникает перспектива получения  наркотической ренты в общенациональном масштабе.

В среду в прямом эфире «Эха Москвы» глава ФСКН Виктор Иванов заявил по поводу идеи поголовного тестирования школьников: «Вводить какую-то обязаловку – я не вижу в этом необходимости, чтобы это была обязаловка». Тем не менее, иркутское распоряжение президента о подготовке соответствующего федерального закона никто не отменял, равно как и поручение Медведева Минздравсоцразвитию «продолжить работу над двухэтапным тестированием».

 

Георгий Ильичев "Новая газета" http://www.novayagazeta.ru/data/2011/042/36.html

24. апреля 2011 автор admin
Оставьте комментарий